Искусство изменит мир к лучшему

Популярные

МАРСИАНСКИЕ ХРОНИКИ - Рэй Бредбери

Проза Марсианские хроники - Рэй Бредбери
Хотите покорить Марс, этот странный изменчивый мир, населенный загадочными, неуловимыми обитателями и не такой уж добрый к человеку? Дерзайте. Но только приготовьтесь в полной мере испить чашу сожалений и тоски, - тоски по зеленой планете Земля, на которой навсегда останется ваше сердце.

СУМРАЧНЫЙ АНГЕЛ - Тривера

Проза Сумрачный ангел - Тривера
«Жил-был … Ангел. И звали её… А не всё ли равно, как её звали? Достаточно сказать, что она – Ангел. Достаточно того, что она была. И, наверное, где-то есть и сейчас. Вот только где она, никому доподлинно не известно. Говорят, она была человеком. Говорят, она полюбила Хранителя. Говорят, она преодолела Смерть. И та сама подарила ей Бессмертие… Говорят, говорят, говорят… Немного найдётся Ангелов, ставших легендой. Не много найдётся легенд, которые шёпотом передают из уст в уста. И это – одна из них».

Рубаи - cборник стихов Омара Хайяма

Поэзия Рубаи - cборник стихов Омара Хайяма
Ад и рай

«Ад и рай - в небесах», - утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай - не круги во дворе мирозданья,
Ад и рай - это две половины души.

Переводчик: Н.Стрижков


Омар Хайям (1048-1122), выдающийся ученый и философ своего времени, остался в веках благодаря прославившим его четверостишиям о любви и дружбе, вине и винопитии, о поиске смысла жизни и еще о многом.

Припятский синдром

Проза Припятский синдром
… В густом фиолетовом небе пульсирует далекая звездочка. Она увеличивается, превращаясь в яркую вихрастую звезду, затем – в огромный многоцветный шар, который надвигается все ближе и ближе, оставляя длинный лучистый шлейф… Вдруг ослепительная вспышка… Все небо занимается дрожащим от собственного жара красно-желтым заревом, которое вырвалось, оказывается, из распахнутого зева развороченного взрывом реактора… И еще горячей, красным-красна, громадная труба второй очереди ЧАЭС…

В ЗАБРОШЕННОМ ХРАМЕ - Тривера

Проза В заброшенном храме - Тривера
В заброшенном храме было холодно. Там гуляла Стужа. Там она назначала свидания Ветру. Там они танцевали. Там они улыбались. Там они ловили холодные взгляды строгих холодных ресниц. Там они колдовали друг другу.
В заброшенном храме было холодно. Там гуляла Стужа. И обходя «беседку» зимнего сада, склонилась у дальней стены. Там лежала замерзшая девушка. И прижимала что-то к груди. И Стужа потянулась к ней ледяными пальцами.

Ася - Иван Тургенев

Проза Ася - Иван Тургенев
Некий светский человек, рассказывает об истории, приключившейся с ним в двадцатипятилетним возрасте. Н. Н., как звали этого человека, совершенно без всякой цели и плана путешествовал, и однажды оказался в тихом немецком городке N. На студенческой вечеринке он познакомился в толпе с двумя русскими — молодым художником, который назвался Гагиным, и его сестрой Анной, которую Гагин называл Асей. Во время своего заграничного путешествия Н. Н. избегал русских, но этот новый знакомый ему сразу же понравился. Гагин пригласил его к себе на квартиру, которую он снимал с сестрой. Поначалу Ася дичилась Н. Н., но вскоре уже сама с ним заговорила. Уезжая от Гагиных, Н. Н. почувствовал себя совершенно счастливым.

Меч эльфов - Хеннен Бернхард

Проза Меч эльфов - Хеннен Бернхард
Эльфийские романы Бернарда Хеннена относятся к лучшим произведениям, когда-либо появлявшимся в жанре фентези… Создав захватывающие дух романы о загадочном эльфийском народе, окунув читателя в мир, наполненный волшебством и магией, Бернард Хеннен создал сагу, которая успела стать классикой жанра фентези. В книге «Меч эльфов» автор вновь возвращается к теме мифического эльфийского мира и открывает великие тайны в повествовании о судьбе Гисхильды, королевы Фьорландии, и последней надежды свободных народов мира и Люке, рыцаре могущественного ордена, смертельного врага эльфов. Как это водится, в детстве они были с принцессой неразлучны, но потом оказались по разные стороны баррикад. А битва за мир уже давно началась…

Дорожный альбом - Владимир Филиппов

Поэзия Дорожный альбом - Владимир Филиппов
Дорожная

Я сам себе такую жизнь создал,
То ль, Странника, то ли Изгоя.
Я многие дороги повидал,
Еще одну сегодня для себя открою.

Автобус шинами шуршит по магистрали,
Доверившись водительской руке,
Привычным взглядом озираю дали,
Леса и горы, что синеют вдалеке.

И может быть, в пути меня задержит
Своим журчаньем робкий ручеек.
А, может, вцепится в мою одежду,
Покрытый сизой дымкою лесок.

Росою утренней лицо своё умою,
Гимн Солнцу вместе с птахой пропою,
И снова побреду навстречу зною,
Искать дорогу новую свою.

Фредди Меркьюри. Жизнь его словами

Музыка Фредди Меркьюри
Он был экзотичен как сказочная птица. Он родился у берегов Африки в Занзибаре, в парсийской семье — Фарух Булсара. В школе он учился в Индии, недалеко от Бомбея, и там назывался Фредди. Он приехал в Лондон, где учился на дизайнера, сменил несколько рок-групп, начал писать собственные песни; вошёл в оставшуюся без вокалиста группу Smile, которой придумал новое название — Queen. Несколько лет выступлений перед небольшими студенческими аудиториями, поиск собственного стиля, потрясающая вера в себя и, наконец, запись первого студийного альбома и появление этого легендарного псевдонима — Меркьюри. Он был скромен и экстравагантен. Он был удивительно застенчив, но на сцене умел покорить стотысячную публику. Он был ироничен, но глубоко серьёзен. Он называл свои песни одноразовой попсой, но прекрасно знал себе цену. Он был остроумен и умён. Он не выносил скуки и не боялся рисковать: он соединял стили и жанры, выступал с Королевским балетом, сочинил оперный альбом и спел с примадонной Монсеррат Кабалье. Его любили миллионы поклонников, но он был невероятно одиноким. Он появился как в сказке — с волшебно-загадочного Востока — и ушёл, став легендой.

КАПИТАН ФРАКАСС — Теофиль Готье

Проза Капитан Фракасс - Теофиль Готье
Валломбрез сбросил плащ и шляпу, расстегнул камзол, и Сигоньяк в точности последовал его примеру. Маркиз и кавалер измерили шпаги дуэлянтов. Они оказались одинаковой длины.
Противники заняли свои места, взяли в руки шпаги и стали в исходную позицию.
- Начинайте, господа, и бейтесь доблестно и честно, - сказал маркиз де Брюйер.
- Советы излишни, - вставил кавалер де Видаленк. – Они будут драться, как львы. А мы увидим великолепный поединок.
Валломбрез в глубине души все еще не мог вполне отрешиться от презрения к Сигоньяку, ожидая встретить слабого фехтовальщика, и был крайне удивлен, когда, небрежно прощупав его умение, вдруг встретил ловкую, твердую руку, с необычайной легкостью парирующего удары противника. Он стал внимательнее, затем несколько раз попытал ложный выпад, тотчас же разгаданный. Стоило ему открыть малейший просвет, как туда проникала шпага Сигоньяка, и нужно было немедля отбить атаку. Он попробовал наступать; его шпага была умело отстранена, оставив его самого без прикрытия, и, не отшатнись он назад, клинок противника попал бы ему прямо в грудь. Для герцога картина боя явно менялась. Он думал направлять его по своему усмотрению и, после нескольких выпадов, ранить Сигоньяка, куда ему заблагорассудится, с помощью приема, до сих пор безотказного. А сейчас он совсем не был господином положения и нуждался во всей своей сноровке, чтобы защищаться. Как ни старался он быть хладнокровным, злоба обуревала его, он терял над собою власть, давал волю нервам, меж тем как Сигоньяк оставался невозмутим и, казалось, дразнил его своей безупречной позитурой…

Всего: 250 на 25 страницах по 10 на каждой странице

А что не так?

Электронная литература - не мутант, электронная литература - натуральное явление современного образа жизни. (Владимир Филиппов)

Сайты PARROSLAB GROUP

Опросы

Как часто Вы читаете книги?

ГолосоватьДругие опросы

Реклама

ВНИМАНИЕ:

Условия использования материалов
Эти книги мы издавали для вас

Контакты

  • Poland
    ul. Lwowska 17/9A, 00-660 Warszawa
  • +48 728 992118 (Viber,WhatsUp,Telegram)

  • skype:parroslab.group
Медиа каталог
Обратная связь